История Кубани

Древние народы Кубани и Северного Причерноморья

Киммерийцы, Скифы, Сарматы, Меоты

Киммерийцы, Скифы, Сарматы, Меоты

Племена Северного Причерноморья

Северное Причерноморье принадлежит к числу областей, граничивших с рабовладельческим миром и имевших с ним многосторонние связи. Большей частью сведений об этом крае и его древнем населении мы обязаны грекам. Смутные представления греков о побережье Чёрного моря находят отражение уже в древнегреческих мифах и сказаниях. С появлением в VI в. до н. э. на северном побережье постоянных поселений греческих колонистов, вступивших в оживлённые взаимоотношения с местными племенами, интерес в Греции к Северному Причерноморью значительно возрастает и число сведений о нём, проникающих в греческую литературу, увеличивается. В середине V в. в этой стране побывал Геродот*, посвятивший её описанию значительную часть своего исторического труда.

Киммерийцы

Согласно записям Геродота, древнейшими обитателями земель Северного Причерноморья и первыми из северочерноморских племён были Киммерийцы.

О происхождении и языке этого народа продолжают спорить до сих пор, однако, согласно наиболее распространённой версией они были ираноязычным племенем.

Проживали эти племена не только на территориях Северного Причерноморья, но и в его восточной части. Основные регионы проживания — это Крым, Приазовье, Тамань, западные Предкавказье и Кавказ. Известно также, что воинственные киммерийцы вместе с отрядами других прикубанских племён совершали походы в Закавказье и Малую Азию.

Из Северного Причерноморья киммерийцы были вытеснены скифами на южный берег Чёрного моря, в район Синоды.

Геродот — древнегреческий историк, по крылатому выражению Цицерона «отец истории» — автор первого сохранившегося значительного трактата «История», описывающего греко-персидские войны и обычаи многих современных ему народов. Труды Геродота имели огромное значение для античной культуры. Википедия

  • Родился: 484 г. до н.э., Галикарнас, Кария, Анатолия, Держава Ахеменидов
  • Умер: 425 г. до н.э. (59 лет), Сибарис, Калабрия или Пелла, Древняя Македония
  • Цитата: Я обязан передавать все, что рассказывают мне, но верить всему не обязан.

Скифы

Скифы — пожалуй, самый легендарный кочевой народ, обитавший в Северном Причерноморье с VIII в. до н.э. и оставивший после себя множество загадок.

В VII века до нашей эры в степях Причерноморья появились ираноязычные племена скифов. Вооружение скифов состояло из меча-акинака, небольшого лука и стрел с бронзовыми литыми наконечниками, бронзового литого шлема. Конскую упряжь, одежду и многие предметы быта скифы украшали изображениями животных. В связи с этим возникло понятие «звериный» стиль. Другой особенностью скифской культуры был курганный обряд захоронения.

На территории Кубани к скифским относятся Костромской, Келермесские и курганы близ аула Уляп. Многие из этих курганов исследовал известный археолог Н. И. Веселовский.
Подкурганные захоронения знатных воинов имеют форму четырёхугольных гробниц площадью 25-114 квадратных метров. Они построены из дерева или камня прямо на поверхности земли либо в четырёхугольных ямах. Над могилой насыпали курган. На его вершине ставили каменную стелу или изваяние.
В последний путь воинов «сопровождали» боевые кони. Археологи обнаруживают также в скифских курганах оружие, конскую упряжь, большое количество золотых изделий.

Скифы с раннего детства приучались к верховой езде, считая передвижение пешком большим позором. Военному воспитанию будущих наездников они придавали первостепенное значение. Скифская конница славилась в тогдашнем мире. Правители Древнего Востока стремились заполучить скифских всадников в свою армию. Они предпочитали наладить с ними союзнические отношения, чтобы не иметь их в качестве опасных соперников. Как плацдарм для походов в Закавказье и Переднюю Азию скифы использовали богатую пастбищами территорию прикубанских степей и предгорий.
По окончании грабительских военных экспедиций скифы возвращались на Кубань. Здесь они хоронили своих вождей в курганах. Эти погребения характеризуются множеством ценных вещей. Раскопки курганов свидетельствуют о нравах того времени.
Описание жизни и обычаев скифов мы находим у Геродота, Гиппократа и других античных авторов.
Договоры о дружбе у скифов освящались клятвой и сопровождались обязательным ритуалом: в большую глиняную чашу наливали вино, смешанное с кровью участников договора, погружали туда меч, стрелы, секиры и копьё. После этого обряда произносили длинные заклинания.
Своеобразными были и погребальные обычаи. Умершего царя скифы сначала бальзамировали, а затем возили по всем племенам, входившим в состав Скифского царства.
Когда тело царя привозили в одно из племён царства, люди «отрезали себе часть уха, стригли кругом волосы, делали себе на руках порезы, расцарапывали лоб и нос, а левую руку прокалывали стрелами». Эти действия повторяло каждое подвластное скифам племя. После такой процедуры прощания умершего царя хоронили, уложив на соломенную подстилку. По обеим сторонам могилы вбивали копья, на них настилали доски и всё покрывали камышовыми циновками. Вместе с царём хоронили одну из наложниц, виночерпия, повара, конюха, приближенного слугу, лошадей, предварительно умертвив их. В могилу помещали оружие, золотые чаши. Над всем этим насыпали земляной курган, стараясь сделать его как можно выше.
По истечении одного года после похорон над царской могилой устраивалась тризна — поминальный обряд, в ходе которого в жертву приносили приближённых царя, а также лошадей.
Раскопки скифских курганов на Кубани подтверждают рассказы Геродота. В Уляпских курганах VI в. до н. э. обнаружены погребальные сооружения в форме квадратной ямы с бревенчатыми стенами и камышово-бревенчатыми перекрытиями. В них открыты массовые конские захоронения со сбруей. В одном из курганов было захоронено около 500 лошадей. Учёные-археологи предполагают, что такое большое количество коней не могло принадлежать погребённому. Скорее всего, сотни животных были подношением покойному вождю от зависимых родов и племён.

Жилища скифов

Свои жилища скифы устраивали на повозках. По свидетельству греческого историка Геродота (482-425 годов до нашей эры), прозванного «отцом истории», древние скифы не имели ни городов, ни укреплений. Но там, где позволяли условия, оседлые скифы строили свои жилища. Главным их занятием было скотоводство.
Скифы не только вели частые войны с соседями, но и совершали дальние походы. Война для них была постоянным промыслом. Отдельные племена в военных целях объединялись в союзы племён. Также создавались профессиональные дружины. Важнейшие решения принимались народным собранием с учётом мнения всех взрослых мужчин-воинов, советом старейшин и вождём. Причём власть вождя распространялась не только на дружинников, но и на всё население, находящееся под его защитой. Награбленные во время беспрерывных войн богатства выделяли дружинников в особое привилегированное сословие. В Причерноморье в VI в. до н. э. сложился мощный союз, вожди которого назывались царями. У этих скифов — «царских» — развивалось земледелие.

Легенды скифов

Мифы и легенды народов Кубани дошли до нас лишь в пересказе античных авторов. Их дополняют изображения на золотых и серебряных сосудах, оружии, украшениях и бытовых предметах, найденных при раскопках богатых погребений.
Наиболее ценным источником сведений о происхождении, истории и обычаях скифов и их соседей по праву считают труд Геродота «История».
Геродот много путешествовал по странам Востока, побывал в Вавилоне и на Сицилии, на берегах Нила и островах Эгейского моря. Посетил он и Скифию. Всё увиденное и услышанное сложилось в яркую, пёструю картину быта и нравов скифов, общественного устройства, военного дела, верований и обрядов.
Образ жизни, обычаи, легенды и мифы, описанные Геродотом, дают много информации о народах Прикубанья, которые были близки скифам по языку и занятиям.

Легенды о происхождении скифов

Одну из них, по свидетельству Геродота, ему рассказали сами причерноморские скифы.
«Скифы говорят, что их народ моложе всех других и произошёл следующим образом: в их земле, бывшей безлюдной пустыней, родился первый человек, по имени Таргитай.
У него родились три сына: Липоксай, Арпоксай и младший Колаксай. При них упали с неба на скифскую землю три золотых предмета: плуг, секира и чаша. Старший из братьев, первым увидев эти предметы, подошёл ближе, желая их взять, но при его приближении золото воспламенялось. Затем подошёл второй, но с золотом повторялось то же самое.
Таким образом, золото, воспламеняясь, не допустило их к себе, но с приближением третьего брата, самого младшего, горение прекратилось, и он взял золото.
Старшие братья, поняв значение этого чуда, передали младшему всё царство». По утверждениям скифов, они произошли от сыновей Таргитая, которого считали сыном Зевса.
Вторую легенду о происхождении скифов Геродот приписывает грекам-колонистам. По этой легенде, первыми людьми в скифской земле были Агафйрс, Гелон и Скиф, родившиеся от греческого героя Геракла и местной полудевы-полузмеи. Покидая её, Геракл сказал: «Когда ты увидишь сыновей возмужавшими, поступи лучше всего так: посмотри, который из них натянет вот так этот лук и опояшется по-моему этим поясом, и тому предоставь для жительства эту землю, а который не в состоянии будет выполнить моей задачи, того вышли из страны. Поступая таким образом, ты сама останешься довольна и этим исполнишь моё желание».
Натянув луки и показав способ опоясывания, Геракл оставил лук и пояс с золотой чашей на конце пряжки и удалился. Двое из сыновей не смогли выполнить наказ отца и были изгнаны родительницей из страны. А самый младший, Скиф, исполнив задачу, остался. «От этого-то Гераклова сына, — пишет Геродот, — и произошли скифские цари, а от чаши Геракла — существующий до сих пор у скифов обычай носить чаши на поясах. Так рассказывают живущие у Понта эллины».
Существуют и другие легенды о происхождении скифов. Во всех легендах обосновывается божественное происхождение власти.
Греческие и скифские мифы, пересказанные разными людьми, в чём-то совпадают, но и различаются в описании событий и героев.

Боги скифов

Геродот описывает и религию скифов. «Они были язычниками и почитали многих богов: прежде всего Гёстию, затем Зевса и Гёю. Этих богов признают все скифы, а так называемые царские скифы приносят жертвы ещё и Посейдону. На скифском языке Гестия называется Табити, Зевс — Папай, Гея — Апи».

Табити

Это божество скифы почитали «более всего». Клятва этой богине считалась важнейшей, нарушивших её казнили. Культ Табити, как и культ греческой богини Гестии, был связан с огнём и очагом, которые почитались. Табити считалась также подательницей пищи и благополучия.

Папай

Папай — прародитель скифов и скифских царей. Его имя иранского происхождения и означает «отец», «защитник». Папай — олицетворение неба, творец мира и людей.
Апи считалась супругой Папая. В скифской мифологии её представляли змеедевой, «рождённой землёй девой», прародительницей скифов. Её образ связан и с водой, питающей землю, подземными водами. На Кубани найдено довольно много изображений Апи-змеедевы — в курганах Большая Близница на Таманском полуострове, возле станицы Ивановской и Усть-Лабинска. На золотой бляшке из станицы Ивановской, украшавшей деревянную чашу, изображена крылатая богиня в хитоне, складки которого завершаются головками змей и грифонов. На голове богини — высокий головной убор, в её руке — мужская голова. Интересно, что в этом же погребении были найдены золотые бляшки (украшения одежды) с изображениями Геракла.

Геракл

Его скифского имени Геродот не приводит. Но ему близок образ Таргитая — первого человека скифской мифологии, победителя чудовищ, отца Липоксая, Арпоксая и Колаксая, ставших родоначальниками скифских племён. Геракл-Таргитай одновременно человек и бог, создатель мирового порядка, олицетворение силы и доблести. В отличие от Папая-Зевса его образ ближе к людям и потому был очень популярен на Боспоре и в среде варварских племён. На ритоне из кургана Карагодеуашх он изображён в виде всадника в сцене божественной передачи власти. О популярности образа Таргитая говорит использование его имени. Так, известная меотская царица носила имя Тиргатао.
Другие скифские боги также связаны с греческими: Аргимпаса — с греческой Афродитой Уранией (Небесной). Она почиталась как божество плодородия, заступница и покровительница.

Арей

Арей — близок греческому богу войны Аресу. В его честь сооружали алтари, жертвоприношения ему отличались особой пышностью и жестокостью. «В каждой скифской области по округам воздвигнуты святилища Аресу: горы хвороста нагромождены одна на другую… Наверху устроена четырёхугольная площадка. На каждом таком холме водружён древний железный меч. Это и есть кумир Ареса. Этому-то мечу ежегодно приносят в жертву коней и рогатый скот…»

Тагимасад — Посейдон

Глубоко почитался скифами Тагимасад — Посейдон, бог плодоносящей воды (морей, рек) и покровитель лошадей.
Сведения Геродота о скифских культах и святилищах подтверждаются археологическими находками.

Обряды скифов

Религиозные верования скифов, меотов и сарматов проявлялись в различных обрядах, в том числе погребальных.

О почитании умерших пишет Геродот, приводя слова скифского царя: «Если бы вам крайне необходимо было ускорить сражение, то вот: есть у нас гробницы предков; разыщите их, попробуйте разрушить, тогда узнаете, станем ли мы с вами сражаться из-за этих гробниц или нет». Умершие предки представали в преданиях героями и обожествлялись. Находки каменных мужских и женских изваяний — яркое тому подтверждение. На изваянии, найденном в Краснодаре, был изображён воин в металлическом панцире до пояса. Оплечья украшены головами грифонов, в центре — фигура оленя. На боевом пластинчатом поясе укреплён меч, а слева подвешен футляр для лука и стрел. Величественны огромные изваяния, найденные в станице Преградной: женское — в виде фигуры в длинном складчатом одеянии и плаще, наброшенном на плечи, мужское — в кафтане с заострёнными полами и с оружием. Сегодня эти замечательные находки можно увидеть в Краснодарском государственном историко-археологическом музее-заповеднике им. Е. Д. Фелицына.

О существовании культа плодородия и почитании очага говорят находки глиняных идолов — женских статуэток с отпечатками зёрен пшеницы и ячменя. Их находили на древних меотских поселениях, иногда в золе очагов. При исполнении обрядов использовали различные предметы — глиняные статуэтки, сосуды-курильницы, а также металлические зеркала. По форме зеркало напоминало солнце, которому приписывали способность влиять на плодородие. Считалось, что зеркало отражает человека, содержит в себе его образ и душу, может рассказать о прошлом и предсказать будущее. На золотых бляшках часто изображали сидящих богинь с магическим зеркалом в руке.
К ценнейшим находкам археологи относят серебряное зеркало из Келермесского кургана, которое датируют VII в. до н. э.
Одним из ритуальных предметов у населения Прикубанья был ритон — сосуд для питья и возлияний в виде рога. Ритоны из серебра, бронзы, глины, рога с облицовкой из золота были найдены во многих погребениях знатных людей. Ритоны изображали на каменных изваяниях, золотых пластинах.

С древнейших времён такой сосуд служил символом плодородия. В Греции его изображали как рог изобилия в культе Диониса. Такое же отношение к рогу и ритону было у населения Прикубанья.
Находки археологов и свидетельства древних авторов подтверждают, что скифы и близкие им народы обожествляли силы природы. А с выделением племенной знати началось обожествление власти вождей и царей.

Быт скифов

Быт, или материальная культура, к которой историки относят мир вещей, предметов, окружающих человека и создаваемых им. Об одежде и вооружении скифов, меотов и сарматов нам известно благодаря найденным в курганах изделиям греческих ювелиров, которые изображали сюжеты из жизни «варваров» на золотых бляшках, гривнах, сосудах, пластинах головных уборов. В отдельных погребениях сохранились части одежды из тканей, кожи, меха.

Находки археологов и описания античных авторов позволяют воспроизвести внешний облик и костюм скифов, сарматов, меотов.
Изображённые на вазах и украшениях суровые мужчины отличаются правильными чертами лица. Прямые длинные волосы опускаются до плеч или собраны в узел на затылке. У большинства из них бороды и усы. Одеты они в длинные рубахи и кафтаны, отороченные мехом и украшенные узорным шитьём. Так же расшиты узкие или широкие штаны, заправленные в мягкие низкие кожаные сапожки или выпущенные поверх сапожек. Голова покрыта башлыком. Кафтан перехвачен кожаным поясом.
Женщины предстают в длинных платьях и широкой одежде, напоминающей шубу, наброшенную на плечи. На голове — высокий убор остроконечной или расширяющейся кверху формы. Покрывало спускается на спину. При раскопках находят также широкие юбки, рубахи. Воины у скифов, сарматов и, вероятно, меотов были конными стрелками. В ранних погребениях находят наборы стрел — бронзовых, двух- и трёхлопастных, с острым шипом, который приносил дополнительные муки раненому. Луки были небольшие, удобные для всадника.
Типы стрел, луков изменялись. В сарматское время наконечники стрел стали делать из железа, изменилась их форма. Увеличились размеры лука, его форма тоже стала другой.
Вооружение воинов дополнили дротики для метания, тяжёлые копья, короткие (30-50 сантиметров) мечи-акинаки. Существовали и длинные мечи.

Порой длина меча превышала 1 метр, ширина в верхней части клинка достигала 5-7 сантиметров. У богатого оружия рукояти и ножны были обложены золотыми пластинами. Применялись железные секиры — топоры с длинной рукоятью.
Лук и стрелы носили в горитах — специальных деревянных футлярах, обтянутых кожей и украшенных золотыми или бронзовыми пластинами.
К характерным деталям оборонительного вооружения относятся шлем, панцирь, поножи, щит, боевой пластинчатый пояс. Шлемы, преимущественно бронзовые, имели полусферическую форму. У сарматов со Второго века до нашей эры вошли в употребление и железные шлемы. Панцирь изготовлялся из железных и медных пластин, нашитых на кожаную основу. Щит был круглым, с выемкой снизу. Доспехи рядовых воинов были кожаными. Убор лошади состоял из бронзовых, позже железных, удил и псалиев. Седло закреплялось на лошади системой подпружных ремней. И уздечка и седельные ремни иногда богато украшались бляшками из бронзы, золота и серебра.
Эсхил в поэме «Прикованный Прометей» отмечает, что скифы не расставались с «дальнострельными луками».

Искусство скифов

Самыми яркими образцами искусства скифов, меотов, сарматов были предметы, выполненные в так называемом скифском зверином стиле. Изображения животных подчинялись форме той или иной вещи (сосуда, доспеха), с нарочитым выделением отдельных деталей. Изображаться могли и части тел животных.

К высокохудожественным произведениям скифского звериного стиля относятся предметы, найденные на Кубани в Костромском, Келермесских и других курганах.
Классическим образцом раннего искусства звериного стиля считается золотой олень из Костромского кургана. С подогнутыми ногами, вытянутой вперёд головой, закинутыми ветвистыми рогами, полный жизни, движения, внутренней силы, он стал прообразом для многочисленных изображений этого самого популярного мотива скифского искусства.


В Келермесском кургане была найдена большая золотая бляха, когда-то украшавшая щит, в виде приготовившейся к прыжку пантеры. Миндалевидное ухо хищника разделено треугольными вставками, глаз украшен белой и серой эмалью, а зрачок — коричневой, ноздри заполнены белой пастой. На концах лап и по хвосту даны дополнительные изображения свернувшегося хищника. Эта пантера — один из самых замечательных шедевров скифского звериного стиля.

Среди других келермесских находок можно выделить прямоугольную золотую пластину — обкладку горита — и золотую чашу с изображениями животных.
Популярен был в искусстве скифов и образ грифона — крылатого фантастического существа, совмещавшего в себе части тела льва и хищной птицы. На Кубани его изображали присевшим на задние лапы, с раскрытой пастью. Голову грифона часто помещали на деталях упряжи, оружии. Такие изображения были найдены в Ульском кургане в Адыгее. Популярностью у скифских мастеров пользовались и сцены борьбы животных.
Позже, в V веке до нашей эры, в искусстве скифского звериного стиля появляются новые изображения зверей, вводятся геометрические и растительные узоры. Завитки рогов, лап, хвостов превращаются в орлиные головы, в контуры плеча или бедра вписываются головки орла, лося, а иногда целая фигурка животного.
В IV-III веках до нашей эры изображения снова меняются, становятся плоскими, схематичными, ажурными. Искусство этого периода называют греко-скифским из-за усилившегося греческого влияния. Украшения конской упряжи, найденные в Елизаветинских курганах (вблизи Краснодара), выполнены в этом стиле. При изготовлении предметов мастера использовали самые разнообразные техники — литьё, штамповку, чеканку, резьбу и гравировку. Элементы звериного стиля служили для декоративных целей: украсить оружие, доспехи, конскую сбрую, культовую утварь, одежду, украшения — гривны, серьги, пекторали, браслеты, перстни. Все эти вещи подчёркивали престиж, социальную значимость воинов — владельцев украшенных предметов.
Но изображениям животных с древнейших времен придавался и другой смысл — религиозно-магический. Звери олицетворяли природные стихии. Мифы повествовали о превращениях человека, животных и растений, отражая представления скифов о «мировом древе», соединяющем собой три мира — подземный, земной и небесный.
Важное значение придавалось и магической сущности изображений, которые должны были ограждать людей от беды, придавать им качества, свойственные определённым животным: силу, ловкость, быстроту. Изображения были своего рода талисманами-оберегами.

Традиции скифов

Культура, традиции, религиозные представления, легенды и сказания древнего населения Прикубанья — меотов, скифов, сарматов — оставили свои следы в истории и культуре народов Северного Кавказа, прежде всего адыгов и осетин. Наиболее известны сказания нартского героического эпоса. Его герои — богатыри нарты. Легенды о них восходят к временам скифов и сарматов, многие сюжеты близки описаниям быта и обычаев скифов, данным Геродотом. Это и поклонение мечу, и легенды о волшебной чаше, из которой могли пить только славные герои.
Центральная фигура нартского эпоса — женщина Сатанэй (адыг.), Сатана (осетин.). Сатанэй — душа общества нартов, мать народа, воспитательница и наставница главных героев Сосруко (адыг.), Сослана (осетин.) и Пэтэрэза (адыг.), Батрадза (осетин.). Она же и могущественная чародейка. Без её участия и совета не обходится ни одно событие в жизни нартов.
Высокое положение женщин в обществе нартов соответствует описанному античными авторами положению женщин в обществе сарматов, возможно — скифов и меотов. Сарматов называли «женоуправляемыми». Как говорится в одном из источников: «… жёнам своим во всём повинуются, как госпожам, девицу не прежде выдают замуж, чем она убьёт врага». Известны имена женщин — цариц и воительниц у меотов и скифов: Тиргатао, Амага, Тамйрис, Зарина.
Излюбленное животное скифов и нартов — олень. Легенды нартского эпоса описывают сцены героической охоты, которые встречаются на изобразительных памятниках скифов, меотов, сарматов. Среди них рисунки, процарапанные на стенках глиняных сосудов, изображения на украшениях из золота и серебра. Оленя в сказаниях эпоса часто именуют «восемнадцатирогим». Скифские олени в зверином стиле также имеют восемнадцать отростков на рогах. Подобных совпадений достаточно много.
Так фольклор кавказских народов сохранил и донёс до нас образы древнего мира из прошлого Краснодарского края.

Сарматы на Кубани

Соседями скифов на востоке в VI-V веках до нашей эры были родственные им племена сарматов. Геродот писал, что сарматы говорят на «издревле искажённом скифском языке». В степи Правобережной Кубани они впервые проникли в IV в. до нашей эры.

Сарматы в основном занимались кочевым скотоводством. Древнегреческий географ и историк Страбон так описывает их жизнь и быт: «Кибитки номадов (кочевников) сделаны из войлока и прикреплены к повозкам, на которых они живут; вокруг кибиток пасётся скот, мясом, сыром и молоком которого они питаются. Они следуют за своими стадами, выбирая местности с хорошими пастбищами…».
В меньшей степени сарматы занимались земледелием, гончарным и кожевенным ремёслами. Сарматские ремесленники искусно изготавливали шлемы и панцири из сырой воловьей кожи. Умели изготавливать посуду, но предпочитали покупать её. В значительной мере сарматы жили за счёт обложения данью окрестных земледельческих племён, а впоследствии — греческих колоний.
У древнеримского поэта Овидия мы находим описание внешнего облика сарматов: «Они защищаются от жестоких морозов шкурами животных и сшитыми штанами, и из всего тела только лицо остаётся у них открытым. Волосы при движении часто звенят от висящих на них льдинок, и белая борода блестит, покрытая инеем».
Кубанский археолог Н. Е. Берлизов исследовал сарматские погребения. В них часто встречаются бронзовые зеркала, нередко разбитые или наглухо зашитые в специальном футляре. Видимо, сарматы считали, что в зеркале отражается душа покойного — они старались обезопасить себя от её возвращения в мир живых. Кроме того, они верили в очистительную силу огня. Не случайно в сарматских захоронениях встречаются курильницы, дым от которых, по представлениям сарматов, также должен освобождать их от влияния злых сил. Чистоту покойников должны были символизировать кусочки мела или извести. Их обычно помещали на дно могилы. Примечательно, что сарматы для захоронения своих умерших предков использовали курганы эпохи бронзы. Наибольшую известность приобрели сарматские погребения, обнаруженные в курганах по правому берегу реки Кубани от станицы Казанской до станицы Воронежской. Археологи называют их «Золотым кладбищем».
В IV в. до н. э. — I в. н. э. прикубанские степи населяло одно из сарматских племён — сираки. Они переселились сюда из Поволжья. Занимаясь кочевым скотоводством и земледелием, они были хорошими воинами и подчинили своей власти местные меотские племена.
В источниках того времени упоминаются «цари» сираков. Однако их власть не была наследственной. Сираки выбирали своих «царей» (военных вождей).
Через владения сираков проходил Великий шёлковый путь, что способствовало развитию торговли. Торговали с Боспорским царством, малоазийскими государствами, Римом и с соседними племенами Северного Кавказа. Много сиракских археологических памятников обнаружено на правом берегу реки Кубани у станиц Динской, Брюховецкой, Батуринской и др. Изучением археологических памятников, относящихся к племени сираков, активно занимается кубанский археолог И. И. Марченко.
Античные историки и географы о народах Прикубанья. Кавказ и народы, населяющие земли Предкавказья и Прикубанья, издавна привлекали внимание древнегреческих и римских авторов — историков и географов, поэтов и философов. Их сочинения являются основой знаний по древней истории Кубани. Однако к свидетельствам древних авторов надо относиться критически. Они изобилуют пересказами мифов; расположение географических пунктов и племён в античных сочинениях порой носит спорный характер. К тому же одни авторы писали на основе собственных наблюдений, а другие — с чьих-то слов. Иногда авторы соединяли в своих произведениях разновременные источники. К наиболее известным античным авторам, писавшим о Предкавказье и Прикубанье, относятся Геродот, Гиппократ, Аристотель, Страбон и другие.

Меоты на Кубани

В эпоху раннего железного века в Прикубанье и в Восточном Причерноморье проживали меоты. Меоты — земледельческие племена Северо-Западного Кавказа. Меотская культура начала складываться в VIII- VII вв. до н. э. Своё наименование меоты получили от древнего названия Азовского моря — Меотида, в переводе с греческого — «солёное болото».

Территория проживания меотов

Азовская прибрежная местность была тогда заболоченной. Вместе с тем античные авторы называют Меотиду «матерью Понта» (то есть Чёрного моря). Это наименование объяснялось тем, что из Азовского моря огромная масса воды через Боспор Киммерийский попадала прямо в Черное море.
Меотские племена — синды, дандарии, фатеи, псессы и другие — занимали бассейн среднего и нижнего течения реки Кубани от станицы Прочноокопской до устья, на севере — до реки Кирпили, на западе — Восточное Приазовье, а южная граница проходила по северному склону Кавказского хребта.
Более точно можно определить места проживания только одного из меотских племён: синдов. Они жили в низовьях реки Кубани (на её левобережье), на Таманском полуострове и Черноморском побережье до Анапы. По высокому берегу главной реки края меотские городища тянутся почти непрерывной цепью: от станицы Марьянской и далее на восток — до станицы Темижбекской.

В древности городища были торгово-ремесленными, административными центрами. За укреплениями городищ-убежищ люди скрывались в период опасностей. Наиболее интересные памятники меотской культуры (городища и могильники) обнаружены по берегам реки Кубани и её притоков — от города Армавира до станицы Марьянской, а также вдоль реки Кирпили.
Научное описание меотской культуры впервые дал известный археолог Н. В. Анфимов. К настоящему времени выявлено около 200 меотских городищ, раскопано несколько тысяч захоронений.

Занятия меотов

Главным занятием оседлых меотских племён было пахотное земледелие. Для вспашки полей они применяли деревянный плуг (рало). Возделывали просо, ячмень, пшеницу, рожь, чечевицу. Выращивали также лён, стебли которого содержат много волокон. Из них ткали полотна и шили одежду.
Во время раскопок меотских поселений найдены небольшие железные серпы, квадратные зернотёрки, круглые жернова и остатки зерновых ям конической формы. Непосредственно с земледелием было связано скотоводство. Выращивание скота давало меотам молоко, мясо, шерсть и шкуры, а также тягловую рабочую силу для вспашки и боронования полей, перевозки урожая с поля в места его обработки и хранения. Коневодство практиковалось и в целях разведения боевых лошадей.
Хорошо развито было и рыболовство. В меотских городищах археологи в больших количествах находят рыболовные грузила, изготовленные из обожжённой глины; грузила от неводов, сделанные из ручек греческих амфор; попадаются рыболовные крючки из железа и бронзы. Оседлые меотские племена занимались различными ремёслами. Наиболее важными из них были гончарное и металлургическое.
Использование гончарного круга способствовало массовому выпуску керамических изделий.
Из железа меотские умельцы ковали основные орудия труда и оружие, а также различные предметы быта. Особую группу ремесленников составляли мастера-ювелиры, занимавшиеся художественной обработкой цветных металлов.
Заметное место в жизни меотских племён занимала торговля. Особенно тесные торговые связи поддерживались с греческими городами-колониями Боспорского царства, владения которого располагались в Восточном Крыму и на Таманском полуострове с V в. до н. э. Меоты поставляли грекам скот, рыбу, меха, рабов. С Боспора поступала значительная часть хлеба, потребляемого населением Аттики.
В обмен на поставленные товары меоты приобретали у греков дорогую чернолаковую и бронзовую посуду, стекло (бусы, флаконы, чаши), дорогие ткани, ювелирные изделия, вино и оливковое масло в амфорах.
На ранних этапах развития меотское общество делилось на роды и племена. На завершающей стадии отдельные племена объединялись в союзы племён. Во главе таких объединений становились вожди, которые опирались на поддержку дружинников. Они часто вели войны, захватывали добычу и новые земли. В результате обогащались и становились наиболее почитаемыми, знатными людьми.

Источники

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *